Миграция, дегуманизация и смысловые ассоциации

Наташа Биттен | Газета Metro

Надысь разразился скандальчик по поводу брошюры для мигрантов, выпущенной в Петербурге в рамках городской программы «Толерантность».

В «Справочнике трудового мигранта», оформленном в стиле книжки для старшей группы детсада, мигранты изображены в виде шпателя, веника, валика и кисти. Российские граждане выглядят как люди. Авторы концепции нашумевшей брошюры и персонажей даже не думают извиняться. Напротив, заявляют, что это продвинуто и толерантно – изображать мигрантов не по национальностям, а по профессиям...

Мне хочется объяснить, почему такой подход не толерантен. Потому что мы имеем дело с процессом дегуманизации. Картинка, где российский гражданин – человек, а приезжий – веник, насаждает представление о том, что мигрант – не человек.

Таким образом, в коллективном сознании формируется образ мигранта как лишенного индивидуальности объекта (инструмента), предназначенного для выполнения определенных функций. Как использовать инструмент, конечно, определяют люди. Насколько человек может быть толерантен к инструменту? Должен ли считаться с его потребностями? Риторические вопросы, не так ли.

Чем страшна дегуманизация? Это самый короткий путь к ненависти к дегуманизируемой группе. Потому что ее представители – другие, они – не люди; если они не соответствуют своему предназначению, их надо исправить или вообще от них избавиться. Правозащитники увидели это и совершенно справедливо заявили о недопустимости подобного отношения к мигрантам.
Теперь перейду к тому, чего никто не видит в упор. К дегуманизации женщин. Она началась не вчера, но резко обострилась сегодня. Это особенно заметно после короткого периода либерализации госполитики в отношении женщин. В 1990-е было выгодно заигрывать с электоратом, поэтому женщинам посулили равные права...

Но вот закрома родины истощились, трудовой ресурс (народ) резко пошел на убыль. Теперь политики, общественные и религиозные деятели при содействии СМИ требуют от женщин исполнять «естественное предназначение», под которым подразумевается деторождение и безвозмездное обслуживание интересов семьи и нации. От женщин требуют отказаться от собственных интересов во имя государственных.

Ставка на решение любых проблем силовыми методами стали трендом двухтысячных. Отсюда – рост насилия в отношении женщин. Не готовых следовать «естественному предназначению» считают аморальными, а в некоторых случаях даже требуют над ними расправы...
Мотивы контроля и насилия лежат в попытках принудить женщин к деторождению (лоббирование законов о запрете абортов и контрацепции).

Женщину снова хотят сделать инструментом для достижения чьих-то целей. Почему же молчат правозащитники?

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.


0 comments
Welcome , today is Среда, 11.12.2019