Интервью Изабель Магкоевой о феминизме и политике

Мнения.ру пообщались с кандидатом в Координационный совет оппозиции Изабель Магкоевой — активисткой «Occupy Russia», «Комитета 6 мая» и Российского социалистического движения о причинах выдвижения в Координационный совет, судьбе социального протеста и роли женщины в современном российском обществе.

Вы говорили, что одной из острейших проблем в современном российском обществе является неравноправное положение женщин. Вы феминистка?

Безусловно. Россия — самая патриархальная страна в Европе. Простая статистика: у нас женщина получает зарплату на 30% меньше, чем мужчина, при том что процент женщин с высшим образованием выше, чем мужчин.

Хотя ежегодно делается более миллиона абортов, в России их регулярно пытаются запретить, и тот факт, что они до сих пор разрешены, во многом является заслугой феминисток, которые устраивают кампании против запрета абортов. Государство вместо того, чтобы бороться с главными причинами — социальной нестабильностью и низким уровнем образования в вопросах контрацепции, собирается сделать аборты незаконными и обречь на смерть и инвалидность десятки тысяч женщин.

Посмотрите на общее отношение к женщине как к сексуальному объекту, основная цель которого — обслуживать мужчин, рожать детей и присматривать за домом. При этом государство не поддерживает женщин. Все эти подачки в виде материнского капитала выглядят смешно. Учитывая современные тенденции к превращению школьного образования в платное, эти 380 тысяч рублей как раз уйдут на начальное и среднее образование ребенка. А ведь 380 тысяч выплачивают только за второго ребенка.

Остро стоит проблема домашнего насилия. По статистике, каждая третья женщина у нас является жертвой насилия со стороны партнера. А у нас даже нет закона против домашнего насилия!

Мы должны говорить об этих проблемах. Нужно говорить, что по телевизору постоянно идет пропаганда патриархального устройства семьи.  Я уверена, что у нас не может быть гражданского общества, пока эти проблемы не будут решены.

Разве государство может вмешиваться в семейную жизнь людей, в частности регламентировать отношения в браке?

Дело в том, что государство уже вмешивается в нашу жизнь. Оно говорит, с кем нам следует и не следует заниматься сексом. Закон о пропаганде гомосексуальности, к примеру, не позволяет тебе просто сказать, что ты гей, поскольку так ты пропагандируешь гомосексуальность. Запрет на аборты — вмешательство государства в личную жизнь, а ведь это выбор женщины.

Проблема абортов не решится простым запретом. Нужно говорить, почему в России осуществляется около миллиона абортов в год. Почему в школах нет никакого сексуального образования и с детьми никто не хочет об этом говорить? Сейчас в стране средний возраст вступления в половые отношения — 14 лет, почему это не обсуждается? Давайте говорить детям о контрацепции, давайте обсуждать проблемы детской беременности, давайте зададимся вопросом, почему женщина в России не хочет рожать. Вместо этого государство пытается запретить аборты. Это глупо, ведь они никуда не денутся.

Наличие в школе уроков, рассказывающих детям о сексуальной жизни, абортах и контрацепции, не является таким же вмешательством государства в личную жизнь?

Здесь мы говорим об образовании. Проблема в том, что сейчас образование не отвечает потребностям, это образование смогло бы резко сократить показатели абортов и детской беременности. Понятно, что в самом факте раннего вступления в половые отношения нет ничего хорошего, но если мы не можем ничего с этим поделать, если родители не могут разговаривать со своими детьми, давайте поможем им в этом хотя бы за счет автоматов с контрацепцией в школах. Ведь понятно, что четырнадцатилетние подростки зачастую не могут купить в аптеке препараты для контрацепции. Получается, что мы закрываем глаза на такие вещи, зато боремся за демократические права.

Здесь же проблема с ЛГБТ. Понятно, что гомосексуалы — не извращенцы, это нормальные люди, но поскольку мы об этом не говорим, в обществе цветет гомофобия.

Какое место женщина занимает в современной российской политике? Чувствуется ли какое-то особое давление и отношение к себе?

Сама постановка вопроса о том, чем женщины в политике отличаются от мужчин, является сексистской. Говорить о женщине-политике равносильно обсуждению особого места женщины-математика. То, что и в Думе, и в оппозиции так мало женщин, — еще одно следствие патриархальности общества.

В этом мужском обществе женщина постоянно подвергается сексистским нападкам, причем, чем сильнее ее позиции в споре, тем скорее оппонент будет прибегать к сексистским унижениям. Я прекрасно знаю, о чем говорю: например, у меня недавно были дебаты с мэром Ростова, мы спорили о политзаключенных в России, и когда пришло время ему задавать вопрос мне, он спросил, когда я собираюсь замуж и заводить детей. Это типичный пример обесценивания женщины, сведения ее к объекту, функции. И это происходит не только в политике, но и на любых других рабочих местах.

Видите ли Вы себя в качестве профессионального политика?

Однозначно нет. Люди должны брать на себя ответственность за свою жизнь, а не делегировать ее другим. Профессиональные политики быстро отрываются от жизни, от реальных общественных запросов, потому я выступаю против института представительной демократии. На мой взгляд, эта система себя изжила, показав свою нежизнеспособность.


0 comments
Welcome , today is Пятница, 13.12.2019