Почему нас ненавидят? Часть 1

28/04/201221:55

Свой короткий рассказ «Взгляд на минарет издалека» ныне покойная и всеми забытая египетская писательница Алифа Рифаат (Alifa Rifaat) начинает с того, что женщина, равнодушная к сексу со своим мужем, который полностью сосредоточился на своем удовольствии, успевает заметить паутину на потолке, которую ей надо смести, и поразмышлять над постоянными отказами мужа продлить половой акт, чтобы она тоже могла получить удовольствие, «как будто он намеренно лишает ее такой возможности». После того как муж отказывает ей в оргазме, призыв на молитву прерывает его, и он уходит. Умывшись, она забывается в молитве – приносящей ей такое удовлетворение, что она не может дождаться следующей – глядя на улицу со своего балкона. Она выходит из задумчивости, чтобы по обыкновению сварить своему мужу кофе, который он выпивает после дневного сна. Принеся кофе в спальню мужа, чтобы налить его в чашку у него на глазах, как он любит, она замечает, что он мертв. Она посылает сына за доктором. «Она вернулась в гостиную и налила себе кофе. Ее удивило то, насколько она была спокойна»,- пишет Рифаат. 

На трех с половиной страницах Рифаат удается изобразить триаду секса, смерти и религии – бульдозер, который на своем пути рушит отрицание и защиту, чтобы добраться до пульсирующего сердца женоненавистничества на Ближнем Востоке. Такое не приукрасишь. Они ненавидят нас не из-за наших свобод, как гласит изношенное американское клише, возникшее после терактов 11 сентября. У нас нет свобод, потому что они ненавидят нас, как решительно утверждает эта арабская женщина.

Да, они нас ненавидят. Это должно быть сказано.

Некоторые могут спросить меня, почему я поднимаю этот вопрос сейчас, когда в регионе бушуют восстания, вызванные не привычной ненавистью к Америке и Израилю, а всеобщим стремлением к свободе. В конце концов, разве не нужно сначала всем получить базовые права, прежде чем женщины начнут добиваться особого обращения? И какое отношение пол или, если уж на то пошло, секс имеет к арабской весне?  Я не говорю о сексе, спрятанном в темных углах и закрытых спальнях. Необходимо уничтожить всю политико-экономическую систему – ту, которая считает половину человеческого рода животными – вместе с остальными более очевидными тираниями, отнимающими у региона его будущее. Пока мы не перенесем нашу ярость с деспотов в президентских дворцах на деспотов на наших улицах и в наших домах, наша революция даже не начнется.

Итак: да, у женщин всего мира есть проблемы; да, гражданам США только предстоит избрать женщину-президента; да, женщины все еще продолжают бороться за свои права во многих «западных» странах (я живу в одной из этих стран). Именно так обычно заканчивается диалог, когда вы пытаетесь выяснить, почему в арабских государствах ненавидят женщин.

Однако давайте на время забудем о том, что в США пытаются или не пытаются сделать во имя прав женщин. Назовите мне любую арабскую страну, и я предоставлю вам унылый перечень преступлений, спровоцированных ядовитой смесью культуры и религии, в котором мало кто захочет или сможет разобраться из-за страха быть обвиненным в богохульстве или оскорблении. Если  90% замужних женщин в Египте – в том числе моей матери и пяти и шести ее сестер – резали гениталии во имя скромности, мы все, несомненно, должны богохульствовать. Если египетских женщин подвергают унизительным «проверкам на девственность» только ради того, чтобы об этом заявить, молчать нельзя. Если статья египетского уголовного кодекса гласит, что мужчина, избивший свою жену «с благими намерениями», не может подвергаться карательным мерам воздействия, то к черту всю эту политкорректность. И, умоляю, скажите мне, что это такое «благие намерения»? Закон подразумевает, что сюда можно отнести любое избиение, которое «не влечет тяжелых увечий», или «удар по лицу». Все это означает, что когда речь заходит о положении женщин на Ближнем Востоке,  то оно вовсе не лучше, чем вы думаете. Оно гораздо, гораздо хуже. Даже после этих «революций» считается, что все более или менее в порядке, пока женщины носят хиджаб, пока они привязаны к дому, лишены элементарной мобильности и права водить собственную машину, пока они вынуждены просить у мужчин разрешение на поездки, пока они не могут выйти замуж или развестись без благословения мужчины-опекуна.

Согласно докладу о гендерном неравенстве Всемирного экономического форума, ни одно арабское государство не вошло в список первых 100 стран - это свидетельствует о том, что весь регион полностью находится на самом дне планеты. Независимо от того, бедны мы или богаты, мы все ненавидим наших женщин. Между соседними Саудовской Аравией и Йеменом огромная пропасть, если говорить об их ВВП, однако, когда речь заходит об индексе гендерного неравенства, их разделяет всего лишь четыре пункта: королевство находится на 131 месте, а Йемен – на 135 месте из 135 государств. Марокко, которое часто хвалят за его «прогрессивное» семейное право (в докладе, представленном западными «экспертами», Марокко называют примером для всех мусульманских стран, стремящихся интегрировать в современное общество) занимает 129 место: по данным Министерства юстиций Марокко, только за 2010 год замуж вышли 41098 девушек в возрасте до 18 лет.

Нетрудно понять, почему Йемен занимает последнее место в списке: 55% женщин там неграмотны, 79% не работают, и только одна женщина заседает в парламенте, в котором 301 место. Ужасающие новости о 12-летних девочках, умирающих при родах, не способны остановить волну браков с несовершеннолетними. Вместо этого голоса недовольных заглушаются демонстрациями тех, кто выступает в поддержку браков с несовершеннолетними, подбадриваемые заявлениями духовенства о том, что несогласные с разрешенной государством педофилией являются вероотступниками, потому что пророк Мухаммед женился на своей второй жене, когда та была еще ребенком.

Но, по крайней мере, йеменским женщинам можно водить машину. Это не решает огромного количества их проблем, однако это символизирует свободу – и нигде этот символизм не находит большего отклика, чем в Саудовской Аравии, где также распространены браки с детьми, а женщины неизменно занимают второстепенное положение независимо от их возраста и образования. В Саудовской Аравии женщин, получивших университетское образование, значительно больше, чем мужчин, однако это не избавляет их от того, что все аспекты их жизни контролируются мужчинами, значительно менее квалифицированными, чем они сами.
Саудовская Аравия – страна, где женщину, пережившую групповое изнасилование, приговорили к тюремному заключению за то, что она села в машину к мужчине, не являвшемуся ей родственником, и ей потребовалось королевское помилование. Саудовская Аравия, где женщину, нарушившую запрет на вождение автомобиля, приговорили к 10 ударам плетьми, и ей также потребовалось королевское помилование. Саудовская Аравия, где женщины до сих пор не могут голосовать или баллотироваться на выборах и где считается «прогрессом» то, что, согласно королевскому указу, женщинам обещано предоставить избирательные права на практически символических выборах в органы местного самоуправления – подождите немного – в 2015 году. Для женщин Саудовской Аравии унизительно то, что все эти легкие отеческие похлопывания по спине встречаются с восторгом, а короля Абдаллу провозглашают «реформатором», даже те, кому следовало бы лучше разбираться в ситуации: например, издание Newsweek в 2010 году назвало короля одним из 11 самых уважаемых мировых лидеров. Хотите знать, насколько все плохо? Ответ «реформатора» на революции, вспыхивающие по всему региону, заключался в попытке заставить своих людей замолчать при помощи новых правительственных подачек – особенно фанатикам-салафитам, которым королевская семья Саудовской Аравии обязана своей властью. Королю Абдалле сейчас 87 лет. Осталось лишь немного подождать, пока в свои руки власть возьмет следующий правитель династии – принц Найеф, человек, пришедший к нам прямо из средневековья. На фоне его женоненавистничества и фанатизма король Абдалла выглядит просто как Сюзан Энтони (Susan B. Anthony).

«Для меня всегда было загадкой то, почему экстремисты всегда нападают на женщин,- недавно сказала госсекретарь Хиллари Клинтон. - Однако, кажется, они все так делают. Неважно, в какой стране они живут и какую религию исповедуют. Они хотят контролировать женщин». (Тем не менее, Клинтон представляет администрацию, которая открыто поддерживает многих из этих деспотов-женоненавистников.) Попытки этих режимов контролировать зачастую берут начало в подозрении, что без такого контроля женщины начнут проявлять сексуальную ненасытность. Вспомните Юсуфа аль-Кардави, известного богослова и консервативного ведущего программы на телеканале «Аль-Джазира», который продемонстрировал удивительный интерес к революциям арабской весны – когда они уже начались – несомненно, понимая при этом, что они помогут избавиться от тиранов, долгое время мучивших и притеснявших его и Мусульманское братство, из которого он происходит.

Я могла бы привести пример ведущего из тех сумасшедших, которые без устали рассказывают о «Женщине-ненасытной соблазнительнице», однако я остановлюсь на выразителе мнения большинства – на Кардафи, который руководит огромной аудиторией своих последователей на спутниковых каналах и за их пределами. Хотя он и утверждает, что обрезание половых губ (которое он называет просто «обрезанием» - широко распространенный эвфемизм, призванный  приравнять эту практику к обрезанию у мужчин) «необязательно», вы можете обнаружить его бесценные рассуждения на эту тему в одной из его книг: «Лично я поддерживаю эту практику в существующих условиях современного мира. Каждый, кто считает, что обрезание – это лучший способ защитить его дочь, должен это сделать,- пишет он, добавляя,- Сторонники умеренных взглядов выступают в поддержку обрезания, чтобы уменьшить соблазн». Таким образом, даже среди сторонников умеренных взглядов половые губы девушек обрезаются с целью гарантировать, что их желание будет задушено в зародыше. После этого Кардафи издал закон против обрезания половых губ у женщин, однако неудивительно, что, хотя в Египте эту практику запретили в 2008 году, некоторые законодатели из Мусульманского братства выступали против принятия этого закона. А некоторые выступают до сих пор, включая выдающуюся женщину-парламентария Аззу аль-Гарф.

Тем временем, именно мужчины не умеют контролировать себя на улицах, где от Марокко до Йемена широко распространено сексуальное насилие, и именно ради мужчин женщин заставляют полностью прикрывать себя одеждой. В Каире в метро есть специальный вагон только для женщин, чтобы защитить нас от блуждающих рук или чего похуже, бесчисленные торговые центры в Саудовской Аравии предназначены только для семей - туда запрещен вход любому мужчине, пока он не предъявит женщину, которая будет его сопровождать.

Мы часто слышим о том, что ухудшающееся состояние экономики во многих странах Ближнего Востока лишило многих мужчин возможности жениться, и некоторые даже объясняют этим участившиеся случаи сексуального насилия на улицах. В 2008 году Египетский центр по защите прав женщин провел исследование, которое показало, что 80% египетских женщин подвергались насилию сексуального характера, а более 60% мужчин признались, что они совершали насилие над женщинами. И, тем не менее, мы ничего не знаем о том, какое влияние на женщин оказывает более позднее вступление в брак. Испытывают ли женщины сексуальное влечение? Очевидно, арабские судьи до сих пор не знакомы с основами человеческой физиологии.

Добавьте сюда тот призыв к молитве и сублимацию своих желаний через религию, которые так гениально описала Рифаат в своем рассказе. Пока назначенное режимом духовенство убаюкивает бедноту по всему региону обещаниями справедливости – и цветущих девственниц – в следующей жизни, вместо того чтобы выступать против коррупции и непотизма диктатора в этой жизни, женщин заставляют молчать беспощадные мужчины, которые ненавидят их, решительно утверждая при этом, что бог на их стороне.

Я вновь вернусь к Саудовской Аравии, и не только потому что, когда я впервые попала в эту страну в возрасте 15 лет, меня настолько травмировал этот опыт, что я стала феминисткой – по другому я не могу этого выразить -  но и потому что это королевство абсолютно непоколебимо в своем поклонении женоненавистническому богу, и при этом оно никогда не сталкивается с последствиями такого поведения благодаря своему двойному преимуществу, которое дает ему  обладание нефтяными запасами и двумя священными местами ислама – Меккой и Мединой.

В 1980-е и 1990-е годы, как и сейчас, духовенство на телевидении было одержимо женщинами и их отверстиями - в особенности тем, что из них выходило. Никогда не забуду, как я однажды услышала, что если младенец-мальчик пописал на вас, то вы можете отправляться на молитву в этой одежде, однако если это сделала девочка, то вам необходимо сменить одежду. Что же такое есть в моче девочек, что делает вас нечистыми? Мне было очень интересно.

 

Мона Эльтахави (Mona Eltahawi) - американская журналистка египетского происхождения. В ноябре 2011 года полицейские избили ее, сломав ей обе руки, и изнасиловали ее. По распоряжению Министерства внутренних дел и военной разведки она была задержана на 12 часов.

("Foreign Policy", США)

 


Welcome , today is Среда, 11.12.2019