Кому выгоден нынешний фестиваль вокруг женской темы?

Курсор

Мейрав Михаэли, "Гаарец", Израиль

Я недоумеваю – почему, с какой стати в эти дни проводится весь этот шумный фестиваль, связанный с ущемлением прав женщин ("адарат нашим")? Почему именно сейчас? Что произошло именно теперь? Что изменилось?

Ведь постоянное и последовательное вытеснение женщин из общественного поля, дискриминация женщин в Израиле не является чем-то новым. Она не прекращалась никогда. Идет ли речь об автобусах или о рекламных щитах. Идет ли речь о реальной улице религиозного квартала или о метфорической секулярной улице - в армии, в кнессете, в правительстве, в прессе, на телевидении, в различных комиссиях, в сфере трудоустройства.

 

Утомительно в очередной раз повторять, что борьба против сегрегации в общественном транспорте ведется уже более десяти лет; что в течение долгого времени предпринимаются попытки назначить женщину в комиссию, выбирающую религиозных судей-даянов; при этом все даяны были и остаются мужчинами, а от них полностью зависят как религиозные, так и секулярные женщины – до тех пор, пока в Израиль отсутствует институт гражданского брака.

 

Утомительно повторять вновь и вновь о борьбе против дискриминации по гендерному признаку, ведущейся десятилетиями, об огромной разнице в уровне зарплат между мужчинами и женщинами, о нежелании признать домашнюю работу и воспитание детей в качестве полноценной трудовой деятельности, о низком представительстве женщин в органах власти, в управлении экономическими учреждениями, о сексистских стереотипах, о сексуальной эксплуатации женщин, о мизерном числе женщин-депутатов в кнессете, об одной (максимум двух) женщине-министре в правительстве, о физическом насилиии против женщин, о количестве женщин, ежегодно погибающих от рук мужчин – мужей, родственников, сожителей.

 

Но ведь и осознание женщинами их печального положения далеко не ново. Феминистские организации вот уже несколько десятилетий ведут активную борьбу против вытесенения женщин из публичного пространства, против неравенства и дискриминации по половому признаку.

 

В этой борьбе участвуют не только секулярные еврейские феминистки, но и религиозные еврейские феминистки, арабские феминистки. Однако и те женщины, которые не участвуют в борьбе и не считают себя феминистками, прекрасно знают, в каком обществе они живут, сколь высокий уровень дискриминации и подавления имеет место в этой стране. Они называют это явление другими словами, но суть от этого не меняется.

 

В ходе лекций, которые я читаю перед женскими аудиториями, я вижу, что лживость мифа о "равенстве полов", о "равенстве возможностей" прекрасно осознается моими слушательницами. Однако они боятся признать это в открытую.

 

Но и для мужчин нет ничего нового в этой ситуации. Разговоры о дискриминации женщин ведутся уже много лет. Есть незначительное число мужчин, которые разделяют феминистские позиции и пытаются вместе с женщинами изменить положение. Однако подавляющее большинство мужчин не считают проблему дискриминации своей проблемой. Их позиции колеблятся между признанием факта дискриминации женщин и выражения сочувствия по этому поводу, с одной стороны, и полным отрицанием факта подавления женщин, с другой стороны. Однако ни для одного из них данное положение не является сюрпризом.

 

Так что же произошло? Может быть, дело заключается в изменении политического климата? То, что прежде более или менее скрывалось от посторонних глаз, вышло наружу – антидемократизм, правый консерватизм, усиление религиозного мировоззрения.

 

Все больше людей не считают нужным стыдиться своего положительного отношения к дискриминации женщин, к изгнанию женщин из публичного пространства. И этот отказ о стыда раздражает лицемерную секулярную публику.

 

Можно унижать и дискриминировать женщин без лишнего шума, не заявляя об этом открыто. Главное – сохранять фальшивый фасад равноправия. Может быть, это инерция (в хорошем смысле слова) летних протестов? Люди почувствовали, что можно выходить на улицы и громко кричать о том, что им плохо. Ничего страшного не произойдет. Просто еще один способ снять боль и напряжение.

 

Ясно одно. Когда происходит нечто непонятное и необъяснимое, всегда уместен классический вопрос: "Quid prodest" ("Кому это выгодно?") Кто получает от этого дивиденды?

 

Дивиденды получают секулярные мужчины, которые могут продемонстрировать просвещенность и либерализм, излив свою ненависть на религиозных израильтян, продолжая при этом по-прежнему дискриминировать женщин, ставить барьеры на пути продвижения женщин во властной и экономической сферах.

 

Дивиденды получают мужчины в армии, которые не хотят видеть женщин на руководящих постах, занимающих серьезные должности. Наконец нашлись те, кто выполнит за них эту черную работу – вытеснит женщин из ЦАХАЛа. Дивиденды получают мужчины-политики, которые изображают из себя благородных рыцарей, но не намерены уступать женщинам ни пяди политической земли.

 

Дивиденды получают мужчины в СМИ и рекламном бизнесе – женщины делают для них основную работу и одновременно ведут борьбу за право не быть сексуальным объектом в патриархальном обществе. Дивиденды получают олигархи и владельцы крупного капитала – нынешний фестиваль вокруг женской темы отвлекает массы от социального протеста. Дивиденды получают мужчины в правительстве, которые должны хоть чем-то отвлечь граждан от того безнадежного положения, в котором находится страна.


0 comments
Welcome , today is Понедельник, 18.11.2019