Сексуальность в Беларуси: мужчина как субъект, женщина как должник

 

Согласно современным беларусским пособиям по сексуальной жизни, мужчина – это активный субъект наслаждения, а женщина «основной потенциал страны», обеспечивающий «стабильность демографии, генофонд нации и, в конечном счете, будущее государства».

Татьяна Щурко | Новая Эуропа

Гендерные роли и отношение к ним вновь и вновь оказываются в центре внимания беларусского общества. Профессиональный чиновник Лидия Ермошина недавно публично заявила: «Я ужасно разочарована женской частью молодого поколения – они отвратительные матери, они скверные жены, они недобрые, немилосердные люди. Поэтому – надо их быстрее призывать к борщу, детям, книгам и так далее… Давно эти дамочки, который блуждали по этой площади, книжки своим детям читали? ... Я считаю, что если ты становишься матерью, для тебя не существует ничего, кроме твоего ребенка». К зачатию ребенка тем не менее имеют отношение и мужчины – отцы, однако про их роль и ответственность Л. Ермошина почему-то забывает.

От советских времен нам досталась ставшая уже крылатой фраза «у нас секса нет», отражавшая лицемерный взгляд на сексуальность.

В советском государстве о сексе не говорили, однако в стране, судя по статистике рождаемости, всё-таки им занимались.

Республика Беларусь свое независимое существование выстраивает на том идеологическом фундаменте, который достался ей от советского периода. Поэтому логично задаться вопросом, продолжает ли страна оставаться наследницей советской идеологии в отношении сексуальности? И как сексуальность в нашей стране связана с пониманием социальной конструируемости пола – гендером?

Сексуальное просвещение: что нам разрешено знать?

С одной стороны, распад Советского Союза и обретение Беларусью независимости способствовали либерализации в отношении сексуальности. С каждым годом в современной Беларуси растет число публикаций, в которых представлены различные аспекты сексуальности. Нет особой цензуры на телевизионные программы и материалы в СМИ на эту тематику. В открытом доступе находятся литература и видео эротического/порнографического характера.

С другой стороны, признание того, что люди всё-таки занимаются сексом, должно отражаться и в вопросах просвещения подрастающего поколения.

Однако на официальном уровне государство всё еще не готово открыто признавать важность сексуального образования.

Это значит, что ни в одном действующем нормативном документе не прописана необходимость просветительской работы по вопросам сексуальности. Узнать о сексуальном просвещении можно только из специальных пособий по воспитанию, которые рекомендует использовать Министерство образования.

В Национальной библиотеке можно найти 38 таких пособий. Все они изданы в промежутке с 2000 по 2011 годы, то есть являются достаточно современными и используются при работе в учреждениях образования. Уже в первом приближении можно отметить, что в пособиях представлены взгляды, нацеленные на сохранение традиционных ролей мужчин и женщин в обществе, но с учетом новых либеральных веяний.

То есть сексуальное воспитание – это уже не столько просвещение по вопросам анатомии, физиологии, а скорее информирование о безопасном сексе, эффективном использовании контрацепции, планировании деторождения, мастурбации и пр. Однако сопровождается всё это отсылками к совершенно определенным социальным и моральным ценностям, призванным задавать жизненные приоритеты каждого человека. Согласно им, женщина в первую очередь должна быть матерью, домашней хозяйкой и женой, а мужчина – главой семьи и основным «добытчиком».

Подобное гендерное разделение нивелирует значение профессиональной сферы для женщины и приватной/домашней сферы для мужчины.

Не остается пространства для проявления индивидуальности и развития личности каждого ученика/ученицы, нет воспитания их в духе равноправного партнерства во всех сферах жизнедеятельности. Все эти установки не могут не сказываться и на сфере сексуальных отношений.

Сексуальная норма существует?

Сексуальное воспитание в школе включает два основных принципа: первый из них должен обеспечивать «становление гетеросексуальности», второй – «правильное полоролевое воспитание, направленное на ознакомление детей с половыми различиями и особенностями маскулинного и феминного поведения», а также на обучение общению со сверстниками (в том числе гетеросексуальному) [1].

Согласно этим принципам, школа должна формировать «правильную» мускулинность и фемининность у мужчин и женщин, ориентировать их на любовь, семью, брак и рождение детей. Другими словами, если не сформирована «мужская» или «женская» личность, то не сформирована и «нормальная» или «правильная» сексуальность.

«Правильная» или «нормальная» сексуальность с одной стороны опирается на не-насилие, согласие, не-эксплуатацию, честность, удовольствие, защищенность от инфекций и беременность. Однако здоровый человек должен понимать, что сексуальное развитие «может включать или не включать репродуктивный или генитальный сексуальный опыт» [2].

С другой стороны, в книгах выделяются социально желательные критерии сексуальности, и одним из таких критериев называется гетеросексуальность.

Это значит, нормой сексуальной жизни является сексуальная активность именно между двумя людьми разного пола. Такая сексуальность «не вредит их здоровью и не нарушает норм общественной жизни» [3].

Кроме того сексуальность, включенная в социальный контекст, должна реализовывать определенные функции: биологическую (оплодотворение), психологическую (наслаждение) и социальную (реализация потребности в межчеловеческих контактах). Если сексуальность выполняет эти функции, то только в таком случае она является «нормальной» и «полноценной». Отсюда следует, что любой сексуальный контакт должен нести в себе репродуктивную возможность, которая рано или поздно должна быть всё-таки реализована.

Всё это нацелено на формирование «нормальной» сексуальности, что должно существенно ограничить выбор и свободу в сексуальной жизни. «Нормальный» секс может быть только между «настоящими» мужчинами и женщинами. Есть ли здесь пространство для многообразия и вариативности проявления сексуальности? Система образования, пытаясь включить сексуальность в свое пространство, следует директивной логике. В соответствии с ней допускается, что люди могут заниматься сексом, но делать это они должны по определенным социальным правилам.

Есть ли у женщины право на секс?

Во всех пособиях некритически воспроизводится представление о существенных различиях мужской и женской сексуальности, которые прямо противопоставлены друг другу. Считается, что ведущую роль в формировании полового поведения мужчины играет сексуальное либидо, иными словами, стремление к половому акту. Мужская сексуальность наделяется такими эпитетами как:

«активная», «возбудимая», «сильная», «менее эмоционально вовлеченная в психологическую интимность», «основанная на чувственном компоненте», «более тесно связанная с оргазмом», «многообъектная» и «склонная к полигамии».

А вот в основе женской сексуальности, по мнению авторов отобранных изданий, доминирует эротическое либидо, а именно оценка личностных качеств партнера. При этом женская сексуальность определяется как противоположная мужской:

«более тесно связанная с формированием стойкого и преданного чувства любви», «более психологичная», «основанная на личностном компоненте» (устремленности к духовной близости), «избирательная», менее тесно связанная с оргазмом.

Отсюда следует, что «при хороших отношениях и глубокой взаимной привязанности супругов женщина вполне может довольствоваться удовлетворением без оргазма в течение многих лет» [4].

В результате такого описания, мужчина предстает как активный субъект наслаждения. Женская же сексуальность подвергается большему контролю и ограничению.

От мужчины не требуется быть внимательным и ответственным партнером, вся ответственность за сексуальную жизнь ложится на плечи женщины, которая при этом не должна проявлять активность, что противоречит идее ответственной позиции.

Ключевым компонентом сексуального воспитания становится также формирование у девушек установки на целомудрие. Целомудрие и девственность воспринимаются как основа идентичности женщины, поскольку «умение сохранить свою целостность – это умение сказать нет тому, кто принуждает вас к разрушению себя как личности, как женщины» [5].

Такое особое отношение к женской сексуальности основывается на представлении о важности сохранения репродуктивного здоровья у женщины. Согласно авторам пособия, «девушки-подростки – это тот основной потенциал страны, который обеспечивает стабильность демографии, генофонд нации и, в конечном счете, будущее государства» [6].

Подобные установки нивелируют значение сексуальности для женщины, как и саму личность женщины, которая оказывается производной от роли «основного потенциала страны». После такого воспитания большинство женщин искреннее верят в то, что получение удовольствия от сексуальных отношений не обязательно. А вот замужество и рождение детей становятся непреложной истиной и долгом. И если этого не произошло, то жизнь кажется прожитой зря. Мужчины же, как отмечалось выше, освобождаются от всякой ответственности за совместную сексуальную и семейную жизнь. Закономерно возникает вопрос – позволяют ли общество и государство женщине быть сексуально активной? И выбирать свои жизненные приоритеты?

Мужская измена – норма, а женская – предмет осуждения

К сожалению, женщин всё еще призывают подавлять свою сексуальность и свои желания. В центре внимания воспитания находится не вопрос личного выбора и наслаждения жизнью, а важность выполнения «социального долга» перед нацией, государством, обществом.

Ее долг работать на благо страны, рожать и воспитывать детей, помогать мужу, создавая «тылы».

Мужчина же остается субъектом наслаждения в сфере семейной и сексуальной жизни, он не должен брать на себя никаких обязательств и ответственности. Следовательно, не приходится удивляться тому, что, к примеру, мужская измена в Беларуси – это норма, а женская – предмет осуждения.

Предписания в отношении сексуальности являются свидетельством того, что модели отношений между мужчинами и женщинами, мужчинами и детьми, а также женщинами и детьми обусловлены социальными институтами и ролями, а не предопределены биологически. Если бы женщины были от природы пассивными, а мужчины активными, то не было бы необходимости в столь настойчивом вменении этих ролей. Не потому ли Лидия Ермошина так недовольна поведением социально активных женщин и матерей, поскольку именно они раскачивают традиционалистскую роль пассивной помощницы-жены и матери и борются за свою, равнозначную мужской жизненную стратегию?

Примечания:

1. Современная сексология: энциклопедия. Под общей ред. В.А.Доморацкого. Мн.: Беларус. Энцыклапедыя імя П.Броўкі, 2008. С.91
2. Гендерный подход в воспитании молодежи / Сост. С.Н.Бурова, О.А.Янчук. Мн.: Право и экономика, 2010. С.150.
3. Капустин Д.З. Основной инстинкт. Уроки сексуальной грамотности. Мн.: МЕТ, 2009. С.155.
4. Березовская Н.А. О том, чего женщины не знают о себе. Мн.: Изд. центр БГУ, 2009. С.31-32.
5. Если не ты, то кто же? Пособие для организаторов профилактических программ с молодежью / Авторы-составители Степанова Т.М., Мельничук И.А., Панасевич З.М. Брест: Издатель С.Лавров, 2002. С.80.
6. Сидоренко В.Н. Профилактика нарушений репродуктивного здоровья у современной молодежи: моногр. Мн.: БГУ, 2009. С.140.


Welcome , today is Среда, 11.12.2019