Таня Крис, Дания

Тема сексуального насилия все чаще рассматривается в российских СМИ с позиции виновности самой жертвы. В мире же наблюдается другая тенденция.

Страшно, аж жуть

 

Итак, сегодня тема сексуального насилия актуальна как никогда. «В России 70% женщин подвергаются разным формам насилия, а каждую третью старшеклассницу изнасиловали или пытались изнасиловать. Но это официальные данные, а на самом деле цифры гораздо страшнее.» - утверждает Игорь Зайцев в своей статье в Часкоре «В поединке с насильником». И предлагает новейшее средство – живую норку, которая будет кусаться. Говорят, в Польше это наипопулярнейшее средство. Дамы, утверждает Игорь Зайцев со ссылкой на зарубежные источники, носят сие оружие в сумочке, муфте (!) или же на худой конец в кармане шубки.

Если норка вам не подходит, подумайте о шариковой ручке. Японской палочке. И обязательно – темные очки, ведь в ваших глазах может быть страх. А это спровоцирует насильника. И все, пиши пропало. В общем, не ходите с глазами жертвы, дорогие женщины, вам это не к лицу. Ведь «Увы, так сложились обстоятельства: сексуальная агрессия стала обыденной, а на улицах появилось много психопатических личностей.»

Страшно, правда? Что такое глаза жертвы? Что такое хорошо подготовленная женщина? Как же защититься от этого всепроникающего, вездесущего сексуального насилия и психопатических личностей? Никак, дорогие. Смиритесь.

Так действительно сложились обстоятельства, или, вернее, так их упорно и старательно складывают общими усилиями российские СМИ, и чем дальше, тем страшнее. Складывается такое впечатление, что психопатические личности, вдруг появившиеся в невиданных количествах на улочках России, чего-то испугались, и решили подстелить себе соломки в виде разрешения и оправдания изнасилования, и убедить общественность, что во всем виновата жертва. Не надела, к примеру, солнечные очки пасмурным днем, чтобы скрыть страх в глазах. Виновата. Спровоцировала. Или норку забыла посадить в карман шубки – опять виновата. Кругом виновата.

Первым индульгенцию на изнасилование российским мужчинам выдал не кто иной, как священник Всеволод Чаплин. Выпила? Надела короткую юбку? – пеняй на себя, - вот так ничтоже сумняшеся заявил преподобный отец на всю страну. Обращение к патриарху, подписанное тысячами возмущенных женщин и мужчин, только подлило масла в огонь, и пару недель по всем каналам ТВ ходили девушки в платочках, юбках до полу и взглядом долу, чтобы показать, как надо.

Проблема в том, что даже православный дресс-код не гарантирует защиты. Например, если у насильника есть маленькие дети – ему можно насиловать. Так постановил суд (дело Игоря Провкина). И даже если в законодательном порядке обязать всех мужчин, у которых родились маленькие дети, немедленно развестись, это тоже вас не защитит, дорогие женщины.

За дело взялась наука. Которая в лице академика РАЕН утверждает, что если вы выпили чашку кофе с мужчиной, и более того, позволили ему после долгих уговоров и препирательств за себя заплатить, то все, пиши пропало. Вас можно насиловать. Так утверждает современная российская наука в лице психотерапевта М. Литвака в пересказе журналиста Новых Известий.

Ситуация выглядит почти безнадежной, вы не находите? Если вы наденете длинную юбку, солнечные очки, шубку с муфточкой и норкой на поводке и будете пить только чай за свои кровные – кто гарантирует, что у сидящего напротив, или идущего по противоположной стороне улицы мужчины нет маленьких детей? Никто. И вы будете во всем виноваты. Несмотря на поводок и чай.

Хорошие новости

 

Но есть и хорошие новости. Старое испытанное средство со времен второй мировой войны – пакетик с молотым черным перцем. Сыпьте его в глаза насильнику и бегите что есть духу. Темные очки можно на бегу снять, все равно страх уже появился, и его не спрячешь.

Есть и другие хорошие новости. Если в России на улицах вдруг неожиданно появилось невиданное количество психопатических личностей с наклонностью к изнасилованиям, то в других странах их гораздо меньше. Например, в Копенгагене можно смело ходить по темным улицам в короткой юбке и без очков. Не верите? И я бы не поверила, если бы не ходила. Может быть, дело в том, что здесь регулярно проводятся социологические исследования по вопросам сексуального насилия, результаты которых публикуются после тщательной проверки в СМИ. А голословные утверждения неподготовленных журналистов сразу же опровергаются.

Еще немножко хорошего: в других странах изнасилование по-прежнему называется изнасилование, и виноват в нем тот, кто насиловал. К тому же их, невзирая даже на высокое положение преступников, и наличие маленьких детей, и заслуг перед страной, и даже такого непростительно провоцирующего момента, как короткая юбка на жертве, там судят. И сажают за решетку. Недавно судьям в Израиле пришлось объяснять бывшему президенту страны, что если женщина говорит «нет», то это значит – «нет». Обдумывать это удивительные сведения ему придется в тюрьме.

Карима эль-Маруг, или Руби
именно эта девушка, Карима эль-Маруг, или Руби, послужила причиной (или последней каплей) того, что миллионы итальянок вышли на улицы, а Берлускони придется пойти под суд

А вот что скажут итальянскому премьеру трое женщин-судей шестого апреля этого года, нам еще только предстоит узнать. Миллионы итальянских женщин, выйдя на улицы в воскресенье 13 февраля, заявили, что у них, во всяком случае, кончилось терпение, и не замечать того, что позволяет себе премьер, они больше не хотят. В очках или без них. Не знаю, почему российская пресса так дружно обходит задумчивым молчанием эти события, прокомментированные во всех ведущих изданиях мира. Наверное, журналистам просто уже не верится, что так много женщин могут свободно ходить по улицам в солнечной Италии, не пряча в муфте норку и забыв дома японскую палочку. А может, их больше смущает короткая юбка семнадцатилетней девушки из Марокко, чем ее юный возраст?

Есть такое слово: Нет.

Думаю, что и России не отвертеться. Придется признать когда-нибудь и как-нибудь, что насиловать – это нехорошо. Это такое уголовное преступление. И муфточка тут не всегда причем. Как и глаза жертвы.

Есть такое слово – нет. В нем всего три буквы. Оно очень простое: Нет. Нет насилию, и нет пропаганде насилия, и нет, нет и нет – оправданиям насилия. Пусть даже и под видом науки, религии, или новейших достижений польского народного хозяйства. Просто не надо насиловать, вот и все. Это просто.