про вертикали
«про вертикали» на Яндекс.Фотках

От Feminisn'ts: В последнее время участились нападки на феминизм. Повсеместно. Досталось даже Хилари Клинтон за провозглашенную гендерную повестку дня на международной арене.  Потому я предлагаю вашему вниманию материал из Швеции - страны победившего феминизма.

Информация к размышлению:

За 100 лет Швеция из отсталой и одной из беднейших стран Европы, какой она была в сер. 19 в., где 70% населения было занято в сельском хозяйстве, превратилась в одну из самых развитых промышленных стран мира с высоким уровнем жизни населения.

В Швеции трудятся 50% населения. Эта цифра высока потому, что более 75% женщин в возрасте 16—64 года работают. До нач. 1990-х гг. уровень безработицы был низким. Однако затем он значительно вырос. В 2002 численность экономически активного населения составила 4,4 млн чел., безработица — 4%.

Уровень жизни населения в Швеции считается одним из наиболее высоких в мире. Заработная плата женщин относительно мужчин в Швеции наиболее высокая в мире. Почасовая заработная плата рабочего в частном секторе 112,7 кроны, ежемесячная заработная плата служащего в частном секторе — 26 180 крон (2003). По степени выравнивания доходов Швеция опережает другие страны мира. На 10% самых богатых домашних хозяйств приходилось 20% доходов, на 10% беднейших — 4%. Личное потребление составило 1139 млрд крон (2002).

Елена Молочко

Газета "Беларусь сегодня"

Женщинами не рождаются - женщинами становятся

- Солнце в Стокгольме заходит без десяти десять, - сверившись с астрономическим прогнозом в газете "Metro", деловито объявила Улла Линдваль. - Потом в Стокгольме наступает ночь, - не без драматизма подвела черту госпожа консультант. На секунду почтенная дама превратилась в дерзкую школьницу.

Нет, право, когда гендерный баланс в обществе - уважаемая реальность, а не повод для анекдотов, женщины остаются молодыми и задорными навсегда. Хотя, возможно, это мое субъективное мнение. Наша маленькая делегация только что приземлилась в шведском аэропорту. Двигаясь в автобусе по направлению к столице, мы доброжелательно внимали трюизмам, которые предписано произносить при встрече законами вежливости. А, собственно, чем плох разговор о погоде? Удобная тактическая пауза. Прислушиваясь к незнакомой шведской речи, почти сразу улавливаешь, что фонетически она, оказывается, близка к гортанным звукам чаек, трассирующим здесь пространство вдоль и поперек. Следующим таким же отчетливым впечатлением была несомненная безыскусность, естественность шведских женщин. От заместителя председателя риксдага до хозяйки домашнего отеля - ни грамма душной буржуазности или, напротив, барабанного, ломового феминизма. Конечно, это были женщины экстра-класса, и, конечно, в рассказе о поездке я забегаю далеко вперед. Но в памяти спрессовалось именно так: в Швеции - женщины-чайки. Те же раскованность, простота и притягательность.

Форма, как известно, отражает содержание. А оно таково, что, по оценкам ООН, Швеция - страна номер один в мире по показателям гендерного равенства в обществе. За этим выводом стоят следующие цифры: в парламенте Швеции - 45% женщин. Около 50% их - среди министров, губернаторов и руководителей районов. В Швеции считают, что полноправное участие женщин во властных структурах - один из тех факторов, которые привели страну к благосостоянию и высокому уровню социальной защиты населения. Шведское агентство международного сотрудничества "Трамплин" ("Sprangbradan") пригласило 10 человек из нашей страны, чтобы мы смогли, что называется, на месте обсудить стратегию гендерных достижений. Поездка инициирована Программой развития ООН в Беларуси.

"Карфаген должен быть разрушен"

Прежде всего вопрос: актуальна ли эта проблема в Беларуси? Еще как. Хотя бы потому, что на бытовом уровне к гендеру у нас относятся, как и в прежние времена, с легким смешком: "Общественное влияние женщин днем - очень низкое". (Жванецкий). Причем многозначительно хихикать первыми начинают сами женщины.

На государственном уровне, правда, равноправие женщин и мужчин у нас никогда не оспаривалось. Но это - де-юре. Де-факто в обществе существовал и существует "стеклянный потолок": во властную сферу, сферу принятия социально значимых решений женщинам пробиться достаточно трудно. Сегодня в Палате представителей, например, из 109 депутатов у нас работают только 14 женщин и нет ни одной - председателя комиссии. Среди министров - только 2. На уровне председателей райисполкомов и губернаторов женщины не представлены вовсе.

Так, может, наши женщины никуда и не рвутся? Отнюдь. Общественное мнение - это не раз и навсегда отформованный кирпич. Мне кажется, сегодня потребность гендерного баланса ощутима явно, она просто витает в воздухе.

В свое время шведки провозгласили: "Мы хотим взять не просто кусок пирога - мы хотим изменить рецепт его приготовления". Думаю, в этой яркой фразе кроется важная суть феминизма - прогрессивного левого движения, так легко осмеянного околпаченными дилетантами, так намеренно опошленного проницательными профессионалами. Не за превратно понятое равенство ратует феминизм XXI века - естественно, мужчины и женщины неодинаковы, потому что неравны прежде всего биологически. Цель движения в другом: добиться равноправного участия обоих полов в управлении государством. Не "урвать" от власти, а руководить обществом вместе с мужчинами.

Катарина Шмидт, чиновник министерства промышленности, занятости и коммуникаций сказала нам со всей определенностью:

- Да, человеческое общество построено по мужской схеме, то есть мужчина - мера измерения в нем всего. Естественно, мы не обвиняем за это мужчин как группу населения. Любая структура общества обусловлена исторически, как, скажем, тот же феодализм. Мужской мир - это тоже некий этап в развитии общественных отношений. Но Карфаген должен быть разрушен.

Стать лидером - всегда вовремя

Жить - значит от чего-то отказываться. Борясь за общественное влияние, шведки отказались, по нашим меркам, от привилегий "женского счастья": от права на слабость, зависимость и каприз. Они поменяли счастье на покой и волю: закон о равноправии и закон о декретном отпуске, который дается в обязательном порядке и мужчинам тоже, стал основой шведской модели гендерного баланса. Да, теперь они выходят на пенсию в одинаковом возрасте с мужчинами - в 65 лет. Уровень безработицы среди шведских женщин ниже, чем среди мужчин, - это результат их большей занятости в госсекторе. А также следствие того, что в государстве создано управление по контролю за предотвращением гендерной дискриминации. (Хотя в этом случае фактически дискриминированы мужчины, и можно уже говорить об эффекте "позитивной дискриминации".) Сами шведки так комментируют ситуацию.

Ингред Сальстрем, глава Национального совета по защите женщин: "Мы заставили мужчин понимать необходимость гендерного баланса. Теперь в Швеции все мужчины вслух говорят, что они - феминисты. Трудно поверить? По крайней мере, официально никто не рискнет сказать, что он - против".

Карин Ланн, директор-распорядитель агентства "Трамплин": "Мужчины должны быть достаточно мужественными, чтобы помогать женщинам прийти к власти".

Хелена Керн, заместитель председателя риксдага: "Первое предложение о принятии закона о правах женщин прозвучало в шведском риксдаге в 1887 году. Нам потребовалось больше 100 лет, чтобы изменить отношение к работе женщин, в том числе и в парламенте. Человек должен рассматриваться как индивид, недопустимы никакие формы дискриминации, ни возрастные, ни половые..."

Думаю, не мы первые, кто, изучая гендер, задавал шведкам вопрос: почему именно их страна стала в этом вопросе лидером? Есть ли, по их мнению, к этому специфические национальные предпосылки? Катарина Шмидт дипломатично разделила пальму первенства между своей страной и Финляндией, а также Англией - мол, к этому тяготеет вся Северная Европа. Бизнесвумен Биргитта Хеденстед ответила, что ее соотечественники - и мужчины, и женщины - традиционно отдают предпочтение расчету, а не эмоциям. Гендерный баланс - это выгодно с социальной точки зрения, поэтому скандинавы и придерживаются этой политики.

Пожалуй что так: рационализмом пронизана шведская жизнь даже на быстрый, гостевой взгляд. Площадь перед знаменитым концертным залом, где вручают Нобелевские премии, преспокойно занята торговцами цветами и фруктами. Базарчик в центре столицы? Замечательно. А мы, ссылаясь на Европу, наоборот вынесли всю уличную торговлю из центра Минска... Но чопорность, похоже, неведома шведам. Только пригрело солнце, как горожане вообще обосновались для отдыха на ступеньках этого здания, где были тут же расстелены к тому же дорожки из дерна с газонной травой для удобства. Представить это же в Минске на ступеньках Дворца Республики не решаюсь даже в мыслях. Стокгольм, кстати, не был разрушен бомбежками Второй мировой. Но после войны многие старинные кварталы исчезли из города - их снесли, чтобы построить новый, удобный, рациональный для жизни город. Как известно, архитектура - это не вопрос стиля, а вопрос образа мыслей. Ментальность нации определяет среду, ее окружающую. В Швеции вы не увидите неоправданной роскоши в городской среде, вычурных особняков, хотя богатых людей, естественно, там немало. Опять-таки рационализмом продиктована очень популярная в обществе тенденция к гражданскому браку, а также браку "сербу": партнеры официально зарегистрированы, но живут в отдельных квартирах - все тот же расчет, в данном случае - на продолжительность и свежесть чувств. И вообще, с младых ногтей шведу внушают простенькую мысль: научись заботиться о себе сам. И это при том, что социальная поддержка в государстве весьма значительна. Зато шведский муж никогда не возмутится неприготовленным ужином, а подойдет, если уж так случилось, к холодильнику сам (а что, сосиски - тоже еда). А шведская жена не поленится в любом возрасте начать все с нуля (карьеру, бизнес, учебу - бесплатное образование в стране можно получать до 55 лет), чтобы быть материально независимой. Словом, в обществе не приветствуется психология ни социального, ни возрастного, ни тем более полового захребетничества.

Известная француженка Симона де Бовуар, автор книги "Второй пол", признанной Библией феминизма, говорила, что женщинами не рождаются, женщинами становятся. То есть каждый индивид воспитывается в определенных традициях, какие-то качества в нем культивируются, какие-то - насильно удаляются. Женщине испокон веку традицией предписана была одна-единственная роль: быть второй. Но времена меняются. Сегодня в большинстве стран она может стать той, какой, по большому счету, сама захочет: пассивной и зависимой или равноправной и активной. Первое нам, в принципе, преподнесут на блюдечке. Второе приходится завоевывать. Мир напряженно следит, что и как мы выбираем.

А мы - выбираем?

карьера, бизнес, учеба,мужчины, женщины, Швеция,  второй пол


©1998-2007 Все права принадлежат редакции газеты «Советская Белоруссия».

При использовании материалов портала ссылка на источник обязательна.
В Интернет - гиперссылка «СБ-Беларусь Сегодня».

0 comments