В Беларуси «гендер» выступает в качестве полезной категории из чужого, западного словаря, смысл которой не стал нам ближе за 14 лет. Непонятой эта категорией остается и для тех, кто формирует финансово-экономическую политику в министерствах экономики и финансов. Тем не менее, в отчетных документах гендерное равенство по формальным признакам в Беларуси уже достигнуто.

Гендер в Беларуси как «полезная категория» для осуществления манипуляций

знак муж/женИрина Соломатина в журнале Новая Эўропа

В отчетных документах государства говорится о том, что гендерное равенство в Беларуси уже достигнуто, но эти отчёты отражают лишь формальную сторону дела.

На прошедшей 2 декабря в Минске международной конференции «Права женщин и сбалансированная политика в области семьи, занятости и гендерного равенства: реальность и перспективы» заместитель министра труда и социальной защиты Игорь Старовойтов заявил, что «Беларусь досрочно достигла Целей развития тысячелетия, связанных с искоренением крайней нищеты и голода, снижением материнской и детской смертности, обеспечением начального образования, достижением равенства мужчин и женщин».

Накануне этой конференции, 22 ноября в Министерстве труда и социальной защиты Беларуси состоялось заседание Национального совета по гендерной политике под председательством министра труда и социальной защиты Марианны Щёткиной. На заседании обсуждался вопрос об отчетности Беларуси по выполнению Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин за период 2002–2007 гг. (Конвенция CEDAW). В январе 2011 г. делегации Беларуси предстоит защита подготовленного отчетного документа на 48-й сессии Комитета ООН.

В ходе этого заседания и на международной конференции 2 декабря были рассмотрены предложения по разработке концепции уже четвертого Национального плана действий по обеспечению гендерного равенства на 2011–2014 гг. Несмотря на существование в Беларуси своего экспертного Совета, наличие периодических исследований Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА), а также сформированных национальных механизмов по продвижению гендерного равенства, беларусское Министерство труда приглашает консультанта-специалистку из состава российского Экспертного совета при Комитете ГосДумы по вопросам семьи, женщин и детей, фигура которой вызывает ряд вопросов. Есть все основания полагать, что этот шаг является очередной манипуляцией в деле продвижения гендерного равенства в Беларуси, отдаляющий от решения основной проблемы – выполнения уже принятых документов.

Активизация перед выборами

Особое внимание следует обратить на тот факт, что накануне очередных президентских выборов снова и снова возникает потребность обращаться к гендеру как «полезной категории» для демонстрации развития и прогресса демократии в Беларуси. Во всем мире гендерное равенство считается одним из индикаторов уровня демократизации общества. Именно поэтому у нас начинают подводить итоги, собирать заседания советов, организовывать конференции и выслушивать доклады руководителей и представителей всевозможных министерств и ведомств. Всем этим структурам напоминают о том, что есть базовые документы ООН, статьи Конвенций (например, о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин), за выполнение работы которых нужно отчитываться перед Комитетом ООН и другими международными структурами.

Другими словами, Евросоюз хочет видеть выраженный прогресс в следовании общепринятым демократическим стандартам, и только тогда он может возобновить отношения с Беларусью. Но пока все усилия по отчетности со стороны государства международное сообщество признает несвободными и недемократичными (как и президентские выборы в Беларуси вообще, включая выборы в 2006 г.), т.е. акцент делается на то, что высокие показатели прогресса и подводимые итоги сфальсифицированы.

Как указано в Альтернативном отчете по выполнению Беларусью Конвенции CEDAW (2010),

наиболее острыми проблемами женщин в нашей стране являются: бедность (дискриминация женщин из бедных слоев городского населения возрастает), дискриминация на рынке труда (средняя зарплата женщин на 20% ниже, чем у мужчин), ухудшение состояния здоровья женщин (рак молочной железы «молодеет»), сохранение в общественном сознании традиционных гендерных стереотипов, серьезные препятствия на пути участия женщин в деятельности неправительственных организаций и политических партий, насилие над женщинами (4 из 5 женщин Беларуси в возрасте 18–60 лет подвергаются насилию, 22,4% испытывают экономическое, 13,1% – сексуальное насилие).

Альтернативные отчеты и возможности влияния

В Национальный Совет по гендерной политике входят также и представители женских общественных объединений. Например, Людмила Петина (с момента создания Совета в 2000 г.) – сопредседатель ОО "Женское независимое демократическое движение”. Именно эта организация уже во второй раз инициирует предоставление в Комитет CEDAW альтернативного отчета по выполнению Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ).

После получения в 2004 г. как альтернативного, так и государственного отчета, Комитет КЛДЖ рекомендовал беларусскому правительству принять системные меры по устранению дискриминации в отношении женщин и привести законодательство и практику в соответствие с требованиями Женской конвенцией, предполагающей обеспечение женщин целым рядом гражданских, культурных, экономических, политических и социальных прав, гарантируемых Конвенцией. Однако все эти рекомендации и по сей день игнорируются беларусским правительством: на государственном уровне нет достаточного понимания того, что гендерное равенство имеет политическую, экономическую и социальную основы, требующие пересмотра всей системы осуществляемой государством политики.

Следовательно, получается странная схема долгосрочного формального взаимодействия. Правительство не считает необходимым поддерживать декоративные институции, созданные в середине 1990-х для выполнения международных обязательств по Пекинской платформе действий ООН. В августе 1996 г. было «практически завершено формирование Национального механизма, который реализует государственную политику в отношении женщин».

В 2000 г. создан Национальный совет по гендерной политике, который является координирующим органом по проведению в жизнь государственной политики гендерного равенства. Однако на реализацию этой политики специальное финансирование так и не было выделено.

Более того, ЮНФПА сообщает о том, что первоначально Совет создавался как имеющий более высокий статус и наделенный более широкими полномочиями, чем отдельные министерства и ведомства, что обусловлено тем, что «мировое сообщество рассматривает улучшение положения женщин как первый шаг в достижении гендерного равенства». Но сегодня уже 2010 год, а этот «первый шаг» в Беларуси реально так и не сделан. Возникает закономерный вопрос: если механизмы есть, почему так сложно дается Беларуси этот значимый для мирового сообщества шаг?

Не потому ли, что Совет по гендерной политике при Совмине РБ – это декоративная структура без собственного бюджета, которая время от времени собирает экспертов, чтобы те отчитались перед международным сообществом? Туда входят представители как третьего сектора, которые пишут альтернативные отчеты, так и ряд министерств и ведомств. Однако за 10 лет так и не были сформулированы правила работы этого «высоко статусного» Совета, а его возможности воздействия на принятие правительственных решений имеют декларативный характер. Не отработаны элементарные процедуры принятия общих рекомендаций Совета. Поэтому и информация о заседаниях этой структуры появляется в СМИ перед очередными значимыми для страны событиями и выглядит как отчетно-показательные выступления, имитирующие развитие демократических процессов: «гендерные проблемы» как бы решаются.

Очередной перспективный «национальный план» и структуры ООН

В Беларуси нет представительства программы Фонда ООН для развития в интересах женщин (ЮНИФЕМ). Появление такой программы означало бы признание на официальном уровне наличия проблем дискриминации женщин в нашей стране.

У нас «гендером» как полезной категорией анализа занимается ЮНФПА. «Гендер» тут присутствует исключительно как индикатор в таблицах и ограничен на уровне поддержки женщин как социально уязвимой группы, дальше этого дело не идет.

В связи с этим роль Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) в Беларуси может рассматриваться как направленную на сглаживание и выхолащивание политического и культурного смыслов продвижения гендерного равенства на иной политический уровень. Например, на уровень понимания того, что политика экономического развития не может быть гендерно-нейтральной. Издержки, вызванные замедленным процессом реализации законов и гендерно-чувствительной политики, имеют прямые последствия не только для женщин, но и для общества в целом. Как точно заметила Сагипа Юсаева, заместитель директора региональных программ ЮНИФЕМ: «Невозможно добиться высокого социально-экономического роста и эффективно управлять демократическими процессами, если женщины имеют ограниченный доступ к экономическим ресурсам или исключаются из процессов развития».

Приглашенная консультант-специалистка из Москвы, о которой велась речь в самом начале, вряд ли сможет помочь в продвижении гендерной политики в Беларуси, поскольку является автором всего лишь одной книги, в названии которой присутствует категория «гендер». Кроме того, именно благодаря активному участию этого «профессионала в вопросах гендерных исследований» несколько лет назад был «завален» проект закона «О равных правах мужчин и женщин в Российской Федерации», который подготовила доктор юридических наук, профессор Светлана Поленина (наиболее значимая ее монография «Права женщин в системе прав человека: международный и национальный аспект». М., 2000).

Можно также сделать вывод о том, что в Беларуси даже структуры ООН (ЮНФПА) не в состоянии влиять на выбор экспертов. Иными словами, стандарты качества предоставления экспертных услуг у нас отсутствуют. В таком случае не приходится удивляться, что «первого шага», т.е. улучшения положения женщин, при таких подходах придется ждать еще 10 лет, а может и больше.

В Беларуси «гендер» выступает в качестве полезной категории из чужого, западного словаря, смысл которой не стал нам ближе за 14 лет. Непонятой эта категорией остается и для тех, кто формирует финансово-экономическую политику в министерствах экономики и финансов. Тем не менее, в отчетных документах гендерное равенство по формальным признакам в Беларуси уже достигнуто.

«Политическая воля» государства в вопросах национального развития должна подкрепляться выделением бюджетных средств на решение вопросов гендерного равенства. В противном случае разработанные политики, существующие в Беларуси с 1996 г., так и будут носить декларативный характер, а не реализовываться соответствующим образом.

Степень продвижения вопросов гендерного равенства зависит от адекватного включения гендерных приоритетов в национальные стратегии распределения бюджета. Все просто.

Справка

Список ведомств и программ в Беларуси, которые занимаются «гендером»:

1. Министерство труда и социальной защиты (глава министерства является председателем Национального совета по гендерной политике);

2. Национальный совет по гендерной политике (создан в 2000 г. решением Совета Министров);

3. Фонд ООН в области народонаселения (ЮНФПА) в Беларуси сотрудничает с Министерством труда по вопросам разработки и реализации демографической политики и наращивания национального потенциала в области создания системы профилактики и предотвращения насилия на гендерной почве на 2011–2015 гг. Подписана Рамочная программа по оказанию помощи Беларуси в целях развития на 2011–2015 гг., в разработке которой приняло участие Министерство труда и социальной защиты, для реализации планируется привлечь более 490 млн долларов США.

Источник: Новая Эўропа

0 comments