Наталья Ульянова
Совет по консолидации женского движения России.

Психологи, социологи, историки и даже некоторые генетики уверены: любые масштабные потрясения приводят в действие скрытые и еще плохо изученные механизмы, существенно меняющие роль женщины в любых общественных структурах. Так случилось и во время нынешнего кризиса. На рынке труда фиксируется небывалый всплеск «женской» активности. Да и в борьбе за справедливое место в управленческих иерархиях деловые дамы совершили очередной рывок. Может показаться, что работодатели наконец-то осознали всю ценность и силу «слабого пола». Однако платить женщинам столько же, сколько мужчинам, пока еще не принято. Виноват мужской шовинизм? В том числе. Впрочем, обо всем по порядку.

Пришли девчонки
Природа регулирует соотношение полов, не спрашивая ни у кого разрешения. Наблюдения демографов показывают: в мире всегда рождается чуть больше мальчиков, чем девочек. И Россия не исключение. К 30–40 годам мужчин и женщин среди сверстников оказывается примерно поровну (что объясняется разным уровнем смертности). Ну а среди пожилых и подавно бабушек становится больше, чем дедушек. В России эта разница особенно заметна.
Вся эта картинка легко экстраполируется на глобальную экономику. Среди руководителей с каждым годом появляется все больше женщин: видимо, бизнес «взрослеет». Мало того, уже в ходу всякого рода постмодернистские управленческие концепции, прямо ориентированные на «женский», а не прежний, классический, «мужской» стиль руководства.
Сопредседатель Совета по консолидации женского движения России Наталья Дмитриева уверена: женщины в условиях кризиса начали выходить на первые позиции и занимать ключевые посты во всех сферах жизни. Отчасти эту тенденцию иллюстрируют профеминистические выступления на прошлогоднем Всемирном экономическом форуме. Тогда в Давосе прозвучало немало призывов и лозунгов. Вдруг оказалось, что к женщинам необходимо больше прислушиваться, выдвигая их не только на руководящие посты, но и на высший уровень принятия решений. И вполне естественной доминантой стало радикальное заявление о том, что именно «мужской» подход к постановке и решению экономических задач привел мир к нынешнему кризису.
Страшная сказка стала вдруг явью. И мужской мир, как перепуганный ребенок, помчался в объятия женщины-защитницы. «К мамочке».

Стоять в сторонке?
Строго говоря, к повышенной деловой (трудовой, производственной) активности российские женщины приучены еще со времен СССР. Замдиректора Центра трудовых исследований ГУ ВШЭ Ростислав Капелюшников напоминает: в идеологическом смысле страна представляла собой «осажденный лагерь», а внутренняя политика была нацелена на мобилизацию трудового потенциала общества самым простым и эффективным способом: за счет весьма умеренной оплаты труда. Зарплаты начислялись таким образом, что материальное благополучие семьи могло быть обеспечено лишь в случае занятости всех ее членов.
Такой подход сопровождался и неплохо налаженной социальной сферой, которая позволяла женщинам использовать вполне развитую инфраструктуру в виде детских садов, школьных «продленок» и пионерских лагерей. Все это (с очевидными оговорками) позволяло сочетать в том числе материнство с работой.
— После перестройки в этом смысле произошел заметный откат назад, — говорит Капелюшников, — поскольку воспользоваться этими сервисами стало труднее. Кроме того, исчезло и «давление» со стороны государства. Тем самым уровень деловой активности оказался в прямой зависимости от предпочтений самих женщин: дамы вольны были решать — работать или, при наличии возможностей, «сидеть дома». Впрочем, даже несмотря на спад последних 20 лет уровень экономической активности наших женщин все равно остается одним из самых высоких в мире.
Известно: женщины всегда менее склонны к изменениям. Прорывы и революции — дело мужское. Зато в условиях перемен женщины мобилизуются намного быстрее мужчин.
Татьяна Волох, генеральный директор строительной компании «Корф» (Пушкин, Ленобласть), вспоминает, что ее предпринимательская карьера началась с волны сокращений в НИИ — как раз в годы перестройки. После того как сотрудники учреждения были поставлены перед фактом отсутствия зарплат, Татьяна вместе с подругами открыла агентство недвижимости. А когда накатила вторая волна сокращений и без работы остались мужья почти всех подруг, преимущественно военные строители, деловая женщина организовала еще и строительную компанию, в которой смогли проявить себя ее друзья и знакомые. Компания эта, кстати говоря, вполне успешна и поныне, специализируется на строительстве элитного жилья.
Что-то похожее произошло и в последние годы. Масштабные сокращения издержек на персонал, вызванные кризисом, в первую очередь затронули слабый пол. По оценкам Юрия Вировца, президента компании HeadHunter, женщин увольняли куда чаще. Да и найти работу им было труднее. «Кроме того, — говорит он, — нужно помнить, что в целом женщины традиционно устраиваются на более низкие зарплаты. Но даже заниженные ожидания в части финансовой компенсации не спасали».
Но глобальная экономическая депрессия одновременно повлекла за собой и новый всплеск женской деловой активности. Рекрутеры отмечают: с началом кризиса женщины, находящиеся в декретном отпуске, стали быстрее выходить на работу, в то время как прежде предпочитали задерживаться (а то и уходили в декрет повторно). Данные исследования, проведенного PwC в 2010 году, свидетельствуют: за последний год вдвое вырос процент находившихся в декретном отпуске менее 12 месяцев. При этом доля женщин, которые предпочитают оставаться в декрете на срок, превышающий два года, сократилась с 20 до 12%.
Зоя Винниченко, председатель комиссии по женскому предпринимательству в Общественном совете при Губернаторе Санкт-Петербурга, отмечает: за годы кризиса увеличилось и количество дам, отправляющихся в «свободное плавание», открывающих собственный бизнес. Стимулом стал не только «кнут» (повсеместное сокращение персонала), но и «пряник» — программа помощи «300 тысяч малому бизнесу». Но некоторые начинающие бизнес-леди переоценили свои силы. По оценкам Винниченко, обычно женщины более осторожны, чем мужчины. Но во время кризиса, вероятно, сказались непростые обстоятельства. «В нашу организацию довольно часто звонят женщины, которые получили эти 300 тысяч, а что с ними делать — не знают, — поясняет Винниченко. — Многого они не умеют. А ведь малый бизнес предполагает «многостаночность» предпринимателя, который должен самостоятельно найти помещение, разбираться в маркетинге и уметь многое другое. В итоге мы вынуждены проводить для таких предпринимательниц консультации, даже помогаем им находить свободные ниши на рынке, чтобы деньги не пропали зря. И в целом у женщин что-то получилось. Ведь они недаром пошли на риск. Наверняка их вынудили к этому обстоятельства… Хотя, как бы то ни было, я вынуждена констатировать: государство не должно так безответственно раздавать деньги».

Платочки в руках теребя
Характерная тенденция кризисных лет: женщин начали охотнее назначать на ключевые посты в компаниях. Похоже, разрушение вековой традиции продолжается. Ведь даже в относительно равноправном СССР ответственные должности чаще всего занимали мужчины. Как ни старались придворные кинематографисты и писатели демонстрировать примеры обратного свойства, живописуя увлекательные будни председателей колхозов и директоров промышленных гигантов в юбках.
«Все-таки мы живем в России, — говорит Леонид Морозовский, заместитель председателя правления ОАО «АБ Финанс Банк». — И хотя в стране много эмансипированных, самостоятельных бизнес-леди, женщина в руководстве пока все-таки редкость. Часто женщины находятся на вторых ролях. В том числе в крупных российских компаниях».
И все же сдвиги налицо. По данным PwC, доля женщин на руководящих постах в 76 опрошенных крупных компаниях выросла с 2008 года (32%) в 2010-м на 7%, причем преимущественно в течение самого тяжелого 2009 года. Да, пока этот рост происходит в основном за счет традиционных «женских» специальностей: главных бухгалтеров, HR- и финансовых директоров.
Вместе с тем данные исследования показывают, что доля женщин на таких позициях, как директор по производству, генеральный директор, председатель совета директоров или президент, остается пока невысокой. Исполнительный директор Kelly Services Ирина Кондратова полагает, что все эти диспропорции обусловлены ментальностью россиян. «Иностранцы с б'ольшим удовольствием берут на руководящие позиции женщин, чем это происходит в российских компаниях, — говорит она. — По всей видимости, во многом играет роль сила привычки. В итоге в совете директоров мы в редких случаях увидим на десять мужчин одну–две женщины, а женское «первое лицо» — вообще большая редкость».
В чем причина столь низкой «феминизации» топ-менеджмента? «В большинстве случаев сотрудника на работу нанимает руководитель-мужчина. В итоге срабатывают стереотипы», — объясняет Анна-Кристина Ляшенко, заместитель генерального директора по экономике и финансам ОАО «Новая ЭРА».
C точки зрения руководителей-мужчин, с представителями сильного пола работать легче, соглашается Ольга Титова, управляющий партнер компании «Страховой магазин ЭКСПЕРТ»: «С ним надежнее. С него легче спросить. Его проще контролировать и при необходимости отчитать. Можно в хорошем смысле «по-мужски» договориться. К тому же стратегическое мышление у мужчин развито в большей степени».
В итоге до сих пор назначение женщин на ключевые посты чаще всего становится результатом «женской солидарности» — политики, проводимой женщиной-руководителем, сумевшей «прорваться» на высшие этажи менеджмента.
Показательный пример приводит Зоя Винниченко, несколько лет назад инициировавшая создание комиссии по женскому предпринимательству, действующей ныне под опекой Общественного совета по развитию малого предпринимательства при губернаторе Санкт-Петербурга.
ЖЕНЩИНЫ НЕ ТАК АКТИВНО РВУТСЯ К ВЫСОТАМ. ОНИ КОМФОРТНО ЧУВСТВУЮТ СЕБЯ И В СЕРЕДИНЕ КАРЬЕРНОЙ ЛЕСТНИЦЫ. ЭТО СУЩЕСТВЕННЫЙ ПЛЮС ДЛЯ РАБОТОДАТЕЛЯ. ВЕДЬ МУЖЧИНЫ КУДА ЧАЩЕ МЕНЯЮТ РАБОТУ
— Не думаю, что это было бы возможно, будь губернатором города мужчина, — признается Винниченко. — После голосования один из вице-губернаторов подошел ко мне и сказал: «Я, конечно же, проголосовал за тебя. Но, честно говоря, не понимаю, зачем это нужно. Женщины не должны заниматься предпринимательством!» А некоторые из чиновников, участвовавшие в этом проекте, вообще не понимали, о чем идет речь и что такое «гендерные вопросы»! Зато сейчас вице-губернатор по экономике часто с нами встречается, защищает наши интересы и приводит в пример предпринимательскому сообществу активную деятельность нашей комиссии.
Борьба за равноправие продолжается. И заметно, что успехов у женщин все больше. В международном транспортно-логистическом холдинге AsstrA AG на руководящих должностях трудится 102 управленца. Причем ровно половина из них — представительницы прекрасного пола. А среди 800 сотрудников компании в целом на женщин приходится 56%.
Юлия Ужакина, управляющий партнер компании «Амплуа», уверена, что, формируя команду топ-менеджеров, работодатели все чаще стремятся к пропорции «40/60». Пока еще эта пропорция в пользу мужчин. Но общее соотношение уже не выглядит удручающе.
«Мы проводим ежегодное исследование рынка, — продолжает Ужакина, — в том числе отслеживаем гендерный состав команды кадрового резерва. Хорошо заметно, что руководители компаний ориентируют HR-блок на подготовку женщин-руководителей. В 2009 году пропорция в команде «запасных» уже составляла 30 к 70».
В стремлении выравнять гендерную структуру управленческого аппарата российские работодатели явно используют опыт иностранцев. Мало того, в ряде случаев наблюдается даже переоценка квалификации женщин.

Сегодня будут танцы
Чем женщина отличается от мужчины с точки зрения работодателя? По оценке Юрия Вировца, на массовом рынке труда сложился следующий образ женщины-работника. Она меньше, чем мужчина, пьет — а значит, более предсказуема и ответственна. А заодно — способна выполнять обязанности, требующие сосредоточенности, усидчивости и внимательности. Разве что обладает одним неприятным свойством. А именно — имеет обыкновение внезапно, причем в самый неподходящий для работодателя момент, заводить детей, которые в дальнейшем будут отвлекать ценного сотрудника от непосредственных обязанностей.
Но если не концентрироваться на этом досадном обстоятельстве, у женщин обнаруживается множество иных, весьма интересных с точки зрения бизнеса свойств. И прежде всего — знаменитые правополушарные способности, отвечающие за интуицию. А ведь, по мнению Ольги Титовой («Страховой магазин ЭКСПЕРТ»), в российском бизнесе часто приходится принимать решения как раз на интуитивном уровне! Но мужчинам чаще всего не понятна логика «слабого» пола. Как следствие, «дамский» подход к управлению воспринимается в штыки, отторгается как «неправильный», считает Анна-Кристина Ляшенко («Новая ЭРА»). Хотя опытные консультанты по оргразвитию не устают напоминать: научившись эффективно эксплуатировать несправедливо осмеянную в анекдотах женскую логику, можно добиться качественного прорыва.
Медленно, но верно разрушается и другой стереотип — будто женщина способна лишь к монотонному труду. Елена Марченко (AsstrA AG) приводит показательный пример: в творческом конкурсе идей, постоянно проводимом в компании, женщины уже лидируют со счетом 60:40!
Особо следует упомянуть о «материнской» функции женщины в коллективе. Дамы-руководители чаще склонны «входить в положение» сотрудников, что порой заметно гармонизирует внутреннюю корпоративную среду. К тому же женщины не так активно рвутся к карьерным высотам, что зачастую только плюс для работодателя. «Гораздо выгоднее вкладывать в программиста, который будет работать в компании годы, что скорее свойственно женщинам, чем мужчинам, которые часто меняют работу», — отмечает Дмитрий Слиньков, совладелец «Корус Консалтинга».
Да и качество образования женщин в России традиционно выше. «Они более ответственно подходят к получению образования, то есть, в отличие от мужчин, действительно учатся, — констатирует Слиньков. — В итоге качество образования прекрасного пола заметно отличается в лучшую сторону». А еще… представительницы слабого пола в своей массе куда менее прихотливы в вопросах оплаты труда. Чем не идеальный сотрудник?

Они статистике назло опять придут в субботу
Женщины действительно все еще согласны получать меньше мужчин, свидетельствуют специалисты по управлению человеческим капиталом. Да и статистика показательна. Согласно прошлогодним данным Росстата, доходы женщин в стране оказались ниже мужских по всем категориям персонала. В группах руководителей и других служащих зарплата женщин составляла 68% от уровня оплаты труда мужчин, в группе специалистов — 69%. Ну а меньше всего получают женщины-рабочие. Всего 58% от «мужской» зарплаты.
Разумеется, картина меняется от отрасли к отрасли. Чем ниже уровень консерватизма и выше степень конкуренции в сегменте — тем меньше разница между зарплатами мужчин и женщин. В таком случае, по оценке Ирины Кондратовой (Kelly Services), разница может составлять 5–10%. Повод для оптимизма дает и исследование PwC: лишь в каждой шестой из 76 опрошенных компаний зарплата женщин отличалась от суммы, которую получали мужчины на той же позиции.
Как бы то ни было, дисбаланс все еще очевиден. Возможно, виноваты как раз сами женщины, готовые работать за меньшие деньги. По наблюдениям Дмитрия Слинькова, устраиваясь на работу, дамы-кандидаты обычно озвучивают менее «круглые» цифры, чем мужчины, априори настроенные на высокую зарплату. Кроме того, эксперты отмечают, что для женщины оклад как таковой не является определяющим условием при выборе работы. Ирина Кондратова уверена, что женщины в большей степени склонны работать «за идею» и готовы к компромиссам. В том числе при обсуждении материальных вопросов. Да и куда более «привязчивы» к компаниям, что в теории должно как раз повышать их стоимость на рынке труда.

И щеки девушек горят, с утра горят румянцем
В любом человеческом организме присутствуют как женские, так и мужские гормоны. Но каков правильный баланс для успешного развития бизнеса?
Несколько лет назад Дмитрий Слиньков («Корус Консалтинг») сформулировал «гендерную политику» компании. Если пять лет назад в роли продавцов программного обеспечения выступали исключительно мужчины, то сейчас в отделе продаж преобладают женщины. «В таком выборе меня убедили сами кандидатки, которые приходили устраиваться на работу, — вспоминает Слиньков. — И действительно, я обнаружил, что женщины-продавцы гораздо более эффективны. Особенно если учесть, что нашими основными заказчиками являются мужчины, отвечающие за программное обеспечение компании. А вот в случае, когда заказчиком выступает женщина, с ней работает как раз мужчина. Как выяснилось, самим заказчицам, не всегда достаточно «продвинутым» в этой сфере, гораздо комфортнее, когда их обучает мужчина-консультант». По тем же принципам Слиньков пытается выстроить и отношения внутри компании.
Многие собеседники «Бизнес-журнала» уверены, что «разбавлять» мужские управленческие команды женщинами очень полезно. По наблюдениям Марии Макарушкиной, директора по консалтингу компании «Экопси консалтинг», иногда это дает совершенно неожиданный эффект. «Не так давно, — рассказывает она, — у меня был совершенно замечательный случай. К нам обратился председатель правления известного московского банка. И в числе вопросов, которые он хотел вместе с нами решить, неожиданно для себя самого затронул гендерную тему. Топ-менеджмент банка был представлен исключительно мужчинами — эффективными, амбициозными и даже «прозападными» профессионалами. Но попутно возникала проблема избыточной внутренней конкуренции. Инстинктивно топ-менеджеры старались не делиться друг с другом значимой информацией. И все в меньшей степени были склонны к сотрудничеству. После тщательной оценки этой команды один из управляющих был уволен как «слабый». Встал вопрос о его замене. Из двух кандидатов решили взять женщину, хотя у председателя правления были серьезные сомнения, стоит ли отправлять даму в компанию «настоящих самцов». Но оказалось, что с ее приходом обстановка изменилась полностью. Несмотря на то что эта женщина также была весьма жестким руководителем. И уж точно не «мамочкой». Она привнесла с собой столь необходимую позитивную энергию. В общем, «женские гормоны» оказались для этого банка очень кстати».
Оценивая потенции топ-менеджмента, эксперты практически единодушны: чисто мужские команды чаще всего проигрывают смешанным. Но хорошо ли, когда компанию возглавляет женщина? По этому вопросу единства в деловом сообществе пока не наблюдается.
Да, порой «амазонки» выводят предприятия на лидирующие позиции. Однако одна из собеседниц «Бизнес-журнала», попросившая не называть ее имени (видимо, чтобы не навлечь на себя гнев «сестер»), отмечает: «Женщины в роли высшего должностного лица компании менее последовательны. Они могут внезапно изменить свое решение и даже не поставить в известность коллег. Был случай, когда женщина-гендиректор отменяла важную встречу, запланированную заранее, в связи с… усталостью. А вот мужчин-руководителей, которые могли бы себе такое позволить, я не встречала».
Мария Макарушкина согласна: у дам, занимающих должность главы компании, может наблюдаться «необычное поведение». Но это обратная сторона избыточной креативности и неординарности, которые, скорее всего, и привели такую женщину, несмотря на очевидные препятствия, на высокую управленческую позицию. Такая дама, с одной стороны, может слишком многое на себя брать, с другой — в условиях, когда ее никто не контролирует, она может чувствовать себя «излишне естественно» и позволить себе некоторые «вольности». Кроме того, следует учитывать «эмоциональную расшатанность», обусловленную высокой ответственностью и соответствующими физическими нагрузками, с которыми женскому организму не всегда легко справиться.

А парни важности полны
Мария Дегтярева, эксперт направления «ТНП: продажи и маркетинг» рекрутинговой компании «АНКОР», уверена: женщины и мужчины постепенно начали меняться ролями. «Среди водителей такси, — говорит она, — уже весьма много женщин. Да и профессия программиста еще несколько лет назад была мужской. А теперь женщина-программист или системный администратор не редкость. Зато в чисто «женских» профессиях уже встречаются мужчины: «усатые няни», продавцы косметики».
Начавшиеся гендерные смещения наблюдаются и в сфере образования. «Мы активно сотрудничаем с вузами, и я вижу, что среди студентов-программистов стало заметно больше представительниц женского пола, — утверждает Дмитрий Слиньков. — Конечно же, это отразилось и на нашей компании, где раньше программы писали исключительно мужчины, а сейчас работает все больше девушек».
«Образование и правда многое определяет, — подводит итог Зоя Винниченко. — Вот, например, я в свое время окончила Военно-механический институт. Ну как я могла после этого открыть бизнес по продаже колготок?» Компания «Новые технологии», которую Винниченко основала пятнадцать лет назад, специализируется на продаже профессиональных инструментов. «Да, конечно, в этой сфере доминируют мужчины, — продолжает она. – Зато когда люди видят меня на выставках стреляющей из гвоздезабивного пистолета, у многих это вызывает сильные чувства. При этом я уверена, что в бизнесе важен профессионализм, который снимает все вопросы к даме, занимающейся «мужской» работой».
Женщины чаще всего вполне комфортно чувствуют себя в «мужском обществе». Но это не значит, что они готовы осваивать все без исключения мужские роли.
— Как-то раз, — вспоминает Елена Марченко (AsstrA AG), — один из зарубежных ВИП-клиентов высказал удивление, что среди сотни кандидатов на роль водителей-международников нет ни одной женщины. «Похоже на дискриминацию по половому признаку», — беспокоился он. Мы честно ответили, что резюме кандидаток на эту должность к нам просто не поступают. Но, думаю, все впереди! Так что мы ждем резюме славных дальнобойщиц!

И остаются вдоль стены, пришедшие напрасно
Впрочем, профессиональная дискриминация — это еще надолго. Слишком уж сильны традиции, привычки, шаблоны и даже устаревшие законы.
Юрист Анна Клевец из Санкт-Петербурга напоминает о постановлении правительства, перечисляющем «вредные» для женщин специальности. «В мировой практике женщинам запрещено работать только в шахте, — говорит она, — а в нашем законе обнаруживается длинный список из 456 профессий».
Имя Анны в прошлом году часто мелькало в СМИ. Смелая женщина подала иск к Петербургскому метрополитену, отказавшемуся принять ее на работу в качестве помощника машиниста. В своих претензиях к потенциальному работодателю Клевец дошла аж до Верховного Суда. Есть мнение, что вся эта история — не более чем эффектный пиар юридической компании (специализируется на вопросах женской дискриминации), которая защищала права Анны и в которой она ныне работает. Впрочем, какая разница?
«Бизнес-журналу» Анна заявила, что ее привлекли разрекламированные администрацией подземки зарплата и социальный пакет. К тому же сразу после окончания юридического вуза найти работу по профилю ей не удавалось.
Итог разбирательства известен. Верховный Суд признал правоту работодателя, а выбранную Анной работу посчитал вредной для ее хрупкого женского здоровья. Однако Клевец уверена, что постепенно ситуация будет меняться. В том числе благодаря модернизации экономики.
Недавно Анна Клевец представляла в суде интересы девушки, которая попала в похожую ситуацию. Работая машинистом экскаватора, ее клиентка уволилась, решив найти работу с более высоким окладом, что отняло довольно много времени. В итоге высокооплачиваемую работу она все-таки нашла. Но к одному из «несостоявшихся» работодателей предъявила иск из нескольких пунктов, включающих, в частности, требование о компенсации недополученных зарплат. Суд отклонил практически все претензии, за исключением моральной компенсации в размере трех тысяч рублей. Работодатель вынужден был заплатить девушке за то, что, вопреки трудовому законодательству, не ответил на ее письменную просьбу мотивировать отказ о приеме на работу.
«Это очень хороший прецедент! — уверена Анна Клевец. — Ведь в подобных ситуациях оказывается много женщин».
В нашей стране обращения в суд в связи с профессиональной дискриминацией пока редкость. Так что с точки зрения восстановления равноправных отношений каждое такое дело — важный прецедент.
До сих пор один из самых острых вопросов — вероятная беременность сотрудниц. По оценкам Ольги Титовой («Страховой магазин ЭКСПЕРТ»), если возраст женщины — претендентки на руководящую должность менее 25 лет или у нее нет детей, ей могут открыто отказать. «Особенно часто это встречается в крупных и средних компаниях, в том числе с участием иностранного капитала, — утверждает Титова. — А когда на одну вакансию претендуют мужчина и женщина, то в 70% случаев выбор делают в пользу мужчины. Даже если у него меньший опыт работы».
«Применительно к нашей компании, — продолжает Титова, — можно сказать следующее: четыре из девяти сотрудников — женщины. Все они сделали карьеру с рядовых позиций. Кто-то работает с момента основания, а кто-то «поднялся» за три–четыре года. При этом карьера не помешала им родить детей, а некоторым даже и двоих. Сегодня бизнес-леди гораздо более ответственно относятся к занимаемой должности, в декрет нередко уходят непосредственно перед родами и возвращаются к своим обязанностям почти сразу после них».
Главное теперь — не перегнуть палку. Иначе «мужской шовинизм» может смениться женским. В беседе с «Бизнес-журналом» Леонид Морозовский (Финанс Банк) приводит показательный случай. Недавно в компании проходил конкурс на вакансию, в котором участвовало несколько человек. Выбор остановили на мужчине, после чего одна из претенденток заявила, что это «дискриминация» и что ее кандидатура не устроила работодателя лишь потому, что она женщина, в то время как ее квалификация выше. «Дошло до обещаний обратиться в суд и устроить скандал, — говорит Морозовский. — Но, думаю, это нетипичный случай. Эта дама скорее просто испытывала психологические сложности из-за недавнего увольнения с работы».

Праздник у девчат
Что такое «комфортная женщина» в «мужской» компании? По наблюдениям начальника управления персонала международного транспортно-логистического холдинга AsstrA AG Елены Марченко, двадцать лет проработавшей на руководящих постах в сфере HR, о многом способны рассказать «внеанкетные» требования работодателей. Так, если мужчинам обычно достаточно опыта, образования, накопленных компетенций и имеющихся в послужном списке достижений, то при оценке кандидаток этого мало.
Чего хотят работодатели «сверх плана» от женщины?
«Чтобы выглядела»! То есть — чтобы и костюмчик сидел, и улыбка была милая, и ухоженность журнальная, а по неизбыточности косметики — чтобы «сексапил №5». Между тем требований к внешности мужчины в части длины ног, наличия не только одного костюма и качества прически обыкновенно не предъявляется.
«Чтобы не требовала, а знала свое место». Потому-то (как символ скрепленных неформальных договоренностей) зарплата — ниже. К тому же работодателям хочется, чтобы уровень притязаний женщины не «смущал» окружающих ее мужчин-руководителей. А вообще — достаточно уровня менеджера среднего звена, не выше.
«Чтобы была замужем и с двумя выросшими детьми». Потому что незамужнюю брать страшно. Вдруг замуж выйдет и сразу в декретный отпуск убежит? А вот то, что мужчина может спиться, сменить место жительства, показать низкие результаты – работодателей не волнует.
На этом утверждении Елены Марченко, видимо, следует остановиться подробнее.
Вместе с «феминизацией» бизнеса на рынке труда появился еще один тренд, давно получивший распространение на Западе и лишь недавно начавший приживаться в России. Вернее — в «московской части» рынка, как менее патриархальной, а также наиболее капиталоемкой и конкурентной. Речь идет о смещении стандартов в вопросах декретных отпусков, в которые начали уходить мужчины.
Вот, например, медиабайер компании «АФД Медиа» Любовь Назарова вышла на работу, когда ребенку было всего три месяца. Вместо нее в декретный отпуск ушел… ее супруг. «Я понимала, — говорит Назарова, — что могу зарабатывать в два раза больше, чем муж».
Подобные случаи известны и Ирине Кондратовой (Kelly Services). Но такие примеры, по ее оценкам, пока единичны. «На Западе, — отмечает Кондратова, — к этому вопросу подходят очень рационально. Выбор, кто будет сидеть с ребенком, связан в первую очередь с доходами каждого из родителей. Но несмотря на то, что такие ситуации случаются уже и в России, не думаю, что они быстро и повсеместно приживутся. Все-таки у нас патриархальная «азиатская» страна со своими традициями».
Именно по этой причине другая собеседница «Бизнес-журнала», согласившись на интервью, попросила об анонимности: «Мне кажется, что пока подобные ситуации выглядят скорее «аномально». И мне не очень хотелось бы в этом признаваться. Но могу сказать, что среди моих подруг это очень распространенная ситуация — когда женщина выходит на работу, а муж сидит дома с ребенком. Однако в моем случае результатом стала трещина в семейных отношениях, что заставило меня иначе посмотреть на моего мужа».
Мужчины к перспективе использования декретного отпуска относятся… философски. «Женщины столетиями боролись за равноправие, так что, как говорится, получите и распишитесь! — иронизирует Александр Андрианов, некогда работавший в сфере креатива и медиа, а ныне — отец тройняшек и популярный блогер, описывающий свои нелегкие домашние хлопоты в ЖЖ. — Главное — отбросить все стереотипы и трезво оценить ситуацию. Посмотреть, как будет лучше для семьи и детей. Друзья меня поначалу подкалывали. Ага, говорили, сидишь у жены на шее! Отдыхаешь! Но стоило им побывать у нас в гостях, как картина мира сразу же менялась. Теперь уже я их подкалываю: вот закончу свою работу с тройняшками, пойдут они в садик, и я тогда сразу же к вам в офисы — отдыхать!»
Заметим: эксперты отмечают и рост ответственности российских мужчин перед детьми.
— Коллеги рассказывали мне про одного успешного профессионала, — делится руководитель индустриальной практики хедхантинговой компании Pynes & Moerner Дмитрий Скотников, — который, после того как у него родился ребенок, предпочел покинуть автомобильный бизнес, где работал по двадцать часов в сутки, и сейчас ищет более спокойную индустрию. С другой стороны, четыре года назад я беседовал с кандидаткой — финансовым директором, в резюме которой не увидел пропуска в трудовом стаже. А когда поинтересовался, чем это могло быть вызвано (ведь у нее есть ребенок), услышал гордый ответ: «Мой декретный отпуск длился три часа!» Оказывается, она даже в родильное отделение явилась с ноутбуком!
И все-таки уход мужчины в декретный отпуск воспринимается в нашей стране скорее как ментальное потрясение. «После того как мой муж сообщил на работе, что собирается уходить в декретный отпуск, началась почти детективная история, — рассказывает Любовь Назарова. — На следующий день его вызвал к себе начальник и сообщил, что снимает с него одну ставку. Затем с нас постоянно начали требовать разного рода документы, подтверждающие, что я устраиваюсь на работу. К тому же не принимали их, придираясь к знакам препинания. Наконец, моего мужа решили уволить, инкриминировав ему получение взятки в размере… трехсот рублей. Но нам было вовсе не смешно. Пришлось даже обратиться к юристу. Только после того, как работодатель убедился в нашей юридической грамотности, мужа все-таки в декрет отпустили».

* * *
Означают ли все эти гендерные колебания, что со временем деловые журналы перестанут пестрить мужскими лицами, а для редких мужчин-предпринимателей будут выпускаться специальные приложения? Перестанут ли работодатели бояться принимать на работу «молодых и незамужних», опасаясь скорее «женатых и бездетных»? И будет ли когда-нибудь правозащитница Анна Клевец отстаивать права клиента-мужчины, которого не взяли на должность секретаря?
Судя по всему, совсем уж полной гендерной путаницы произойти не должно. Скорее, мужчины научатся дополнять свои деловые навыки — женскими. И наоборот. А вот проанализировать состояние «полового вопроса» в каждой конкретной компании очень полезно. Полученные выводы, по всей видимости, позволят собственникам и топ-менеджерам о многом задуматься.